Информация

Карта сайта

Эволюция arrow Эволюция arrow Интересные факты arrow Взгляд на историю в четыре глаза
2013-04-15 22:24:02
Взгляд на историю в четыре глаза
Печать E-mail
(0 голосов)

 Какую вещь, если потеряешь, то без нее самой шиш найдешь? По ответу на эту загадку сразу можно определить, пользуется человек этим предметом, или принадлежит к числу счастливчиков, которым он не нужен. Речь идет об очках.

 Откуда взялись эти стеклышки, которые сегодня можно наблюдать на каждом втором носу? Кто тот благодетель, даровавший близоруким и дальнозорким полноценную жизнь? Посмотрим во все свои четыре глаза на несколько веков назад…

Дальнозорким повезло раньше

На старом кладбище близ одной из церквей Флоренции есть могила с надписью: «Здесь лежит Сальвино Д’Армати, изобретатель очков». Правда, документальных подтверждений тому, что надпись стопроцентно правдива, не существует. Авторство очков приписывали францисканскому монаху, философу и изобретателю Роджеру Бэкону, и арабскому ученому Ибн аль-Хайсаму, и его соотечественнику Аббасу ибн Фирсаму. Дело в том, что со свойством стеклянных линз зрительно увеличивать предметы люди были знакомы задолго до того, как приспособились использовать это свойство для облегчения жизни. Просто делались линзы из плохого стекла – толстого, непрозрачного.

Так продолжалось до конца XIII века. Секрет тонкого прозрачного стекла открыли венецианцы – и строжайше его хранили, в течение трех веков оставаясь в очковом деле монополистами. За качеством изделий стекловаров следили бдительно. С 1300 года совет Венецианской республики запретил употреблять для производства очков плохое стекло – годился только хрусталь. Подделки безжалостно уничтожались. Окончательную обработку линз и сборку очков делали ювелиры, которые имели опыт работы с горным хрусталем.

Технологическая сложность и высокие требования делали очки весьма дорогостоящими. Но в те поры спрос на них был небольшой: первоначально делались линзы только для коррекции дальнозоркости, нужные лишь для чтения, а грамотных в Средние века было маловато, да и книги были редкостью. Массовая потребность в очках появилась после изобретения книгопечатания в середине XV века. А близоруким, которые нуждаются в зрительных приборах куда сильней дальнозорких, пришлось ждать своего счастливого часа аж до XVI столетия – вогнутые стекла люди научились делать только тогда.

Дужки за ушки

Казалось бы, что может быть проще привычной нам оправы с дужками и заушинами? Как ни удивительно, до такой формы очков человечество додумывалось несколько веков кряду. Первоначально пользователи этого оптического прибора подносили его к глазам, взяв на перемычку между линзами. Потом стекла начали вшивать в кожаный ремешок, который завязывался на затылке, так что конструкция в целом напоминала карнавальную маску. Очки крепили к шляпе, и они свисали с ее полей перед лицом. К стеклам приделывали пружины, прижимавшиеся к вискам. Линзы соединяли распоркой, похожей на ножницы. Ее устанавливали на носу, так что получалось нечто вроде пенсне – этот способ ношения оказался самым живучим, он продержался почти до XVII века. Правда, держались такие очки не очень хорошо, да и переносицу пережимали. Позже очкоделы сообразили прилаживать к оправе дужки – коротенькие, до висков. Они плотно прижимались к голове благодаря тогдашним пышным парикам. Но как быть очкарику, решившему в домашней обстановке снять парик? Конструкторы придумали приделывать к оправе веревочки, которые завязывались на затылке…

И лишь ближе к концу XVII века некий гений изобрел дужки с заушинами и проработал жесткое соединение линз по центру, чем завершил процесс формирования основных элементов очковой оправы. Близорукое и дальнозоркое человечество взглянуло на мир по-новому!

Царское дело

Из-за трудности изготовления качественных стекол очки стоили очень дорого. Кроме того, они намекали, что их носитель – человек ученый и умный. А раз так, богатые люди не могли пройти мимо возможности лишний раз подчеркнуть свою материальную и интеллектуальную состоятельность, просто разместив перед глазами пару стеклышек.

Особенно отличалась в этом испанская аристократия. Гордые кабальеро из тщеславия надевали очки с линзами величиной в ладонь. А на торжестве в честь свадьбы короля Филиппа V и герцогини Марии Луизы Савойской в 1701 году в королевском дворце в Мадриде собралось пять сотен придворных дам, и каждая украсила себя здоровенными очками в черепаховой оправе. Сколько из них действительно нуждались в коррекции зрения, история умалчивает. Другой владыка Испании, Карл V, был обладателем 27 пар очков – их количество было подсчитано после его смерти при описи сокровищ. Впрочем, аристократы и богачи той поры имели манеру включать очки в завещание отдельной строкой, наряду с драгоценностями.

Такое же трепетное отношение к очкам водилось и на другой стороне глобуса, в Азии. Так, китайскому императору правитель небольшой страны на Малазийском полуострове преподнес десять пар очков, и этот воистину царский подарок произвел на мандарина настолько глубокое впечатление, что событие было занесено в летописи. 

В нашем отечестве траты на монаршью оптику тоже записывались отдельно – видимо, были немалыми. В «Расходной книге денежной казны» за 1614 год значится, что для основателя династии Романовых царя Михаила были куплены «очки хрустальные с одное стороны гранены, а с другую гладкие, что, в них смотря, многое кажется». Подобные очки с переносьем из кованого серебра сегодня хранятся в Оружейной палате Кремля. Футляр к ним прилагался тоже серебряный, снаружи позолоченный, грушевидной формы, а на обеих его сторонах «резаны в травах птицы».

Мода с гримасами

Герой рассказа Эдгара По, близорукий, но весьма пылкий юноша влюбился на балу в красотку, а приблизившись к ней на расстояние поцелуя, с ужасом обнаружил, что предмет его обожания – дряхлая старуха, злоупотребившая косметикой. Конфуз произошел оттого, что к XIX веку очки у светской публики из моды вышли, вот молодой человек их и стеснялся.

Для таких стеснительных был придуман лорнет – пара стеклышек на длинной ручке, как правило, золотой или серебряной, украшенной драгоценными камнями. Он быстро стал обязательным атрибутом щеголей обоих полов. Поглядывать на мир сквозь лорнет полагалось всем светским людям независимо от качества их зрения. Правда, подолгу «лорнировать» конкретного человека считалось неприличным, и денди, пристально уставившийся через стеклышки на ручке на даму в соседней театральной ложе, мог схлопотать вызов на дуэль. Мужчины носили лорнет на цепочке на шее или прикрепляли к жилетному карману. У дам он висел на поясе или крепился к запястью, причем служил не только зрительному удобству, но и кокетству – поигрывая им, можно было показать красоту рук и глаз. Существовала целая система знаков, которые с помощью лорнета кокетка подавала ухажерам.

Вслед за лорнетом бонтонная публика взяла на вооружение монокль – линзу, которую вставляли в глазную впадину, зажав между бровью и щекой. Лицо из-за этого приобретало откровенно снобистское, высокомерно-брезгливое выражение. Особым шиком считалось умение мгновенно ставить монокль и не вынимать его рукой, а быстро выкидывать из глазной впадины, резко расслабив мускулы.

Понятное дело, дамы так гримасничать не желали, так что монокли среди них носили только такие склонные к эпатажу личности, как поэтесса Зинаида Гиппиус. А у сильного пола этот оптический прибор был актуальным до 30-х годов ХХ столетия. Правда, в нашей стране от него отказались пораньше: монокли массово носили немецкие гвардейские офицеры, так что с началом Первой мировой войны прежде модная штуковина в восприятии русских намертво связалась с образом злобного пруссака в остроконечной каске. А после революции аристократическая привычка смотреть на мир через стеклышко в глазной впадине превратилась в своеобразный вызов новой общественной морали. Такой вызов по своему обыкновению любила бросать богема – в частности, Михаил Булгаков с моноклем не расставался. 

http://вечерний-екатеринбург.рф/sweethome/theevolutionofthings/3940/

 
Поиск
 

 
Случайные
Рейтинг
Популярные
Статьи