Информация

Карта сайта

2013-04-23 00:45:36
Историю на мыло!
Печать E-mail
(0 голосов)
Домашнее мыловарение не только увлекает, но и самооценку здорово поднимает. Растапливаешь мыльную основу, подмешиваешь красители и ароматические масла, подсыпаешь заботливо растертые в ступке травы – и чувствуешь себя настоящим алхимиком, или даже целым волшебником. Окончательно зазнаться мешают откровения мыловаров со стажем. Те уверяют, что готовая мыльная основа и красители – это так, для дилетантов, а вот они «стряпают» свою продукцию по самым что ни на есть старинным, исторически и экологически выверенным рецептам…

   А какими они были, те старинные рецепты? Заглянем в глубины истории и узнаем, когда и из чего придумало человечество варить мыло.
 

 Открытие на подходе

Все те натуральные компоненты, наличием которых в своей продукции хвастаются современные производители мыла, люди применяли для мытья с древнейших времен. У наших далеких предков в дело шли молоко, разбухшие отруби, бобовая мука, ячменная закваска. Широко использовались растения, от природы способные давать пену – мыльнянка, кора белого ореха. Чистоту наводили с помощью золы и речного песка, аналогом современных скрабов выступала глина, а в особо запущенных случаях применялась пемза. И более сложные косметические ухищрения были древним не чужды. Например, античный историк Геродот в V веке до н. э. рассказывал, что скифы растирали в порошок древесину кипариса и кедра, добавляли в воду ладан, натирали тело этой смесью, а после ее удаления радовались чистоте и гладкости кожи. Египтяне растворяли в воде пчелиный воск и получали средство разом для мытья и для депиляции. А славяне еще до крещения Руси любили брать в баню смесь меда и соли, отлично действовавшую на распаренную кожу.

Правда, порой ревнители чистоты прибегали к веществам, способным дать обратный эффект – бычьей желчи, селитре или свежему помету. Ну, экстремалам в любую эпоху находилось место…

Кто первый?
Историки спорят о том, какой народ первым изобрел мыло. По одной версии, честь этого открытия принадлежит древним римлянам. Причем не каким-то ученым или философам, а простым теткам-прачкам, которые стирали белье в реке Тибр у подножия горы Сапо. Именно от названия этой горы образовались слова, обозначающие мыло в европейских языках – итальянское sapone, французское savon и английское soap. На Сапо совершались жертвоприношения богам, трупы жертвенных животных сжигались на костре. Растопленный жир и древесную золу дождями смывало в реку, там они смешивались с илом. Женщины заметили, что этот «дар богов» облегчает их труд – одежда отстирывается лучше. А потом и сами попробовали мыться такой смесью, но как раз эта идея в обществе не прижилась: римляне в своих термах предпочитали натираться оливковым маслом, а потом соскабливать его с кожи специальными скребками.

Только ближе к нашей эре мыло – тогда еще полужидкое – широко вошло в римский быт. Появились профессиональные мыловары – по-латыни «сапонариусы». Первые мыловарни располагались на территории знаменитой Помпеи.

Римскую версию оспаривают археологи, раскопавшие шумерские глиняные таблички с подробным описанием процесса мыловарения. Эти документы датируются 2500 годом до н. э. Еще старше египетские папирусы, рекомендующие для получения мыла нагревать животные или растительные жиры со щелочными солями, – им более 6000 лет.

Прощай, немытая Европа
В средневековой Европе наш современник не выжил бы без противогаза. Не усердствовали тогдашние люди в личной гигиене. И мыло было дорогим и малодоступным, и мытье считалось делом грешным – нечего ублажать плоть, о душе думать надо. В итоге публика побогаче стремилась маскировать дурные запахи, щедро поливаясь резкими духами, а беднота обходилась и так.

Ситуацию поправили крестоносцы, в своих походах на Восток тесно контактировавшие с арабами, которым религиозная традиция предписывала мыться несколько раз в день. Так что мода на чистоту стала весьма ценным трофеем, взятым европейцами у сарацин. Еще в VII веке арабы выучились делать твердое мыло из козьего жира, поташа, оливкового масла, извести и золы морских водорослей. Производством мыльных шариков особенно славился город Дамаск. Оттуда в XII веке благородные рыцари везли эти шарики в дар дамам сердца.

А потом собственные центры мыловарения возникли в Европе по всему побережью Средиземного моря, где выращивались масличные растения – в Венеции, Генуе, Севилье, Савоне, Марселе. Жители северных стран присоединились к мыловарению позже, и применяли они не растительные, а животные жиры. Но и северяне, и южане соединяли жиры не с золой, а с природной кальцинированной содой, которую добывали из озер. Отношение к мыловарению было самым серьезным, и рецепты держались в строжайшей тайне. Так, в Англии членам гильдии мыловаров запрещалось ночевать под одной крышей с представителями других ремесел – а ну как во сне заговорят, секрет разболтают!

Правда, слишком рьяные чистюли все равно по привычке вызывали у европейцев подозрение. И мыло долгое время считалось средством скорее лекарственным, здоровым людям не особо нужным.

Варить по-русски
В нашу страну секреты мыловарения пришли из Византии и были творчески переработаны применительно к отечественным условиям. Вместо оливкового масла в ход шло льняное, широко применялись животные жиры, которые смешивали с поташом. Мыло для собственных нужд делали практически в каждом доме, а наряду с этим возникали мастерские, специализировавшиеся на массовом выпуске этого важного продукта. Уже в XV веке на Руси было немало известных мастеров-мыловаров, особенно славились костромские и валдайские. При русской любви к бане промышленное производство мыла быстро приобрело широкий размах. «Поташным делом» занимались целые деревни. Рубили деревья, жгли их в котлах тут же в лесу, а золу заваривали, делали щелок, выпаривали его, получая поташ, который шел еще и на экспорт и был весьма доходной его статьей.

Эта всеобщая тяга к чистоте привела к истреблению лесов, вследствие чего подорожали дрова и стал пропадать мед. На обострившуюся ситуацию отреагировала власть. В 1659 году «поташное дело» передали в ведение царской казны.

При Петре I в России было налажено фабричное производство мыла. Основным его центром стал город Шуя, на гербе которого даже красовался брусок мыла. А русские леса спасло открытие французского химика Николя Леблана: из поваренной соли он научился получать соду, которую стали применять вместо поташа и золы.

К началу XIX века на территории Российской империи действовало уже 8 крупных мыловаренных фабрик. Лучшим считалось мыло фабрики Лодыгина – белое и цветное, с духами и без, сделанное на сливочном и миндальном масле. Француз Альфонс Ралле выпускал кроме мыла еще пудру и помаду. А королем парфюмерии слыл Генрих Брокар. Он свое дело начал с нуля – первоначально оборудование его фабрики состояло из трех котлов, дровяной печи и каменной ступки. В таких условиях он варил копеечное «народное» мыло и так верно сделал ставку на демократичность продукции, что очень быстро разбогател и приступил к выпуску дорогой косметики и духов. Еще Брокар обладал богатой фантазией и отличным чутьем психолога. Например, выпускал мыло в виде огурца. Оно было так похоже на настоящий овощ, что люди покупали его просто из одного любопытства.

А самой знаменитой в мире российской мыловаренной фабрикой стало «Невское стеариновое товарищество». Его продукция в начале ХХ века завоевала золотую медаль парижской Всемирной выставки. После революции национализированное предприятие не утратило своей славы – в 1937 году в коллекцию мыловаров добавилась еще одна такая награда.

http://вечерний-екатеринбург.рф/sweethome/theevolutionofthings/3340/

 
Поиск
 

 
Случайные
Рейтинг
Популярные
Статьи